Новости и публикации

Мелкий и покорный: как предприниматели проводят надзорные каникулы

Количество проверок бизнеса, в первую очередь малого, официально сокращается, но в реальности предприниматели наблюдают обратное. С какими нарушениями они сталкиваются и как их преодолевают

Рейд вместо проверки

По данным Минэкономразвития, общее количество проверок бизнеса со стороны федеральных и муниципальных, контролирующих и лицензирующих органов стабильно снижается. Если в 2015 году их прошло 2,4 млн, в 2016-м — 2 млн, то в 2017-м — 1,8 млн.

Легче всего, по идее, должен жить малый бизнес. С 1 января 2016-го по конец текущего года в России действует мораторий на плановые проверки малого бизнеса, и его планируют продлить до 2022-го. Однако сами предприниматели говорят об ужесточении контроля. Исследовательское агентство MAGRAM Market Research в мае опросило владельцев и руководителей 2197 компаний малого и среднего бизнеса из всех регионов России и предоставило результаты исследования РБК. 49% опрошенных заявили, что прошли через проверки за последний год. По данным MAGRAM Market Research, больше всего проверок проводили налоговые органы (42%), инспекторы пожарной безопасности (40%) и Роспотребнадзор (23%). Подтверждает это и исследование, выполненное по поручению уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей: почти половина респондентов (42,8%) считают, что административная нагрузка на их бизнес за последний год увеличилась. 48,7% опрошенных проходили за год от одной до шести проверок, несмотря на надзорные каникулы.

В пресс-службе ФНС России сообщили, что мораторий на проведение плановых проверок в отношении субъектов малого бизнеса введен в отношении видов контрольно-надзорной деятельности, на которые распространяются положения № 294-ФЗ, и в их число налоговый контроль не входит. Но количество налоговых проверок предпринимателей стабильно снижается.

«Внедрение риск-ориентированного подхода к проведению проверок, а также применение автоматизированных аналитических инструментов позволили сделать основной упор не на наказание, а на побуждение к добровольному исполнению налоговых обязательств без назначения выездных налоговых проверок. Приоритетными для включения в план проверок являются налогоплательщики, которые используют агрессивные схемы уклонения от уплаты налогов», — ответила пресс-служба ФНС на запрос РБК. По ее данным, охват малого бизнеса проверками традиционно минимальный. Так, если в 2012-м проверялось три представителя малого бизнеса из 1 тыс., то в прошлом году налоговая служба проверила всего одного из 2 тыс. налогоплательщика. ​

В управлении Россельхознадзора по Москве, Московской и Тульской областям РБК объяснили, что не проводятся только плановые проверки в отношении субъектов малого предпринимательства, а на проведение внеплановых данная норма не распространяется. «Административные дела могут возбуждаться в рамках ст. 28.1 КоАП РФ и на основании поступивших материалов от органов муниципального земельного контроля», — рассказал замруководителя управления Александр Наумчук. За шесть месяцев, прошедших с начала года, управление провело 189 плановых и 626 внеплановых проверок, в том числе 120 — в отношении малого бизнеса.

«Официальная статистика оценивает только число проведенных плановых и внеплановых проверок. При этом на федеральном уровне не консолидируется информация о числе дел об административных правонарушениях, возбужденных органами власти без проведения контрольных и надзорных мероприятий, а также о рейдах, контрольных закупках, мониторингах и другом», — говорит Анастасия Алехнович, руководитель экспертного центра при уполномоченном по защите прав предпринимателей. Основанием для них может быть прямой приказ Роспотребнадзора или иного ведомства, расследование административного правонарушения, решение должностного лица, поручения вице-премьеров, внутренние приказы. Таким образом, в экспертном центре подсчитали, что Роспотребнадзор возбуждает без проведения плановых и внеплановых проверок около 25% административных дел, Россельхознадзор — до 50%, Росприроднадзор — до 60% дел, ФАС — до 70%.

Проверки все чаще проводят местные власти. Это подтверждает и официальная статистика Минэкономразвития: доля проверок, проводимых региональными органами контроля, выросла с 21–29% в 2013–2015 годах до 36% в 2016–2017-м. По расчетам экспертного центра, в прошлом году в реальности было проведено около 10 млн всевозможных проверок, а в этом их количество значительно вырастет.

Пожар и чемпионат

Первым стимулом для ужесточения проверок стала трагедия в Кемеровской области: после пожара в «Зимней вишне» началась волна проверок торговых центров по всей стране, которые продлятся до 30 июля. По данным МЧС, уже проверено 60 тыс. объектов с массовым пребыванием людей и выявлено свыше 270 тыс. нарушений.

Хуже всего пришлось предпринимателям из самого Кемерово, они даже начали перерегистрировать компании в соседних регионах, в основном в Новосибирске. «Многие пытаются сохранить свой бизнес, хотя бы удержаться на плаву, уже не говоря о прибыли, поэтому переезжает половина предпринимателей. Город небольшой, все держится на знакомствах, теперь и они не помогают», — рассказал РБК предприниматель из Кемерово, попросивший об анонимности. Например, по данным СПАРК, из Кемеровской области юридически переехали организации «Новотранс», «Нью Тех Велл Сервис», ЦТС, «Проминвест», «Балатон», «Цимус» и еще десяток компаний.

«Случай, который произошел в Кемерово, выявил, что мы не всегда адекватно оценивали правоприменительную практику на местах. Проще сказать, что никого не будем проверять, чем разбираться, кого и как можно и нужно проверять», — комментирует Михаил Левчук, член генсовета «Деловой России», заместитель гендиректора компании «Аргус-Спектр».Другой причиной ужесточения контроля стал чемпионат мира по футболу — бум проверок прошел по общепиту и гостиницам. По словам Игоря Бухарова, президента Федерации рестораторов и отельеров, практически все рестораны и отели в 11 городах, где проходили игры, так или иначе столкнулись с проверками: «Надзорные органы по несколько раз заходили со всех сторон. Важно было не допустить пожаров и отравлений, чтобы негативная информация не разошлась по западным СМИ».

Директор Sky Hostel из Екатеринбурга Роман Гончарук перед встречей гостей прошел дополнительную обязательную сертификацию на категорию гостиницы «без звезд», выдержал проверки УФМС, МВД, ФСБ и МЧС. Времени это заняло немало, но визиты инспекторов прошли более-менее гладко. А вот казанскому отельеру, попросившему об анонимности, повезло меньше: штрафы оказались сопоставимыми с общими затратами на подготовку к спортивному празднику. К тому же местные власти потребовали установить порог цен — не дороже 3,5 тыс. руб. за номер. Предприниматель даже подумывал закрыть на время хостел, но успел уже распродать все номера.

Беда не приходит одна

В самих по себе проверках нет ничего страшного, но 35% опрошенных MAGRAM Market Research предпринимателей столкнулись с какими-либо нарушениями со стороны проверяющих чиновников. Чаще всего они запрашивали документы, не предусмотренные законодательством, или избыточное количество документов (43% респондентов), выписывали штрафы вместо предупреждений (37%), утверждали, что проверяющие предвзято относились (33%), требовали приобрести платные услуги каких-либо коммерческих организаций (32%), затянули сроки проверок (27%).

В конце прошлого сентября в кафе сети «АндерСон» у метро «Красносельская» в Москве пришла женщина с двумя молодыми людьми и заказала литр вина. Гости выпили, после чего поднялись полицейские, которые сидели за соседним столиком. Оказалось, что одному из молодых людей было 17 лет и 11 месяцев. Сотрудники полиции заблокировали вход в кафе и потребовали пустить их на кухню. Проверка длилась шесть часов, полицейские грозились забрать предпринимательницу и сотрудников в РОВД, грубили. Найти общий язык с ними удалось только приехавшим сотрудникам ЧОПа.

Затем последовали проверки других ресторанов сети — Росалкогольрегулированием, Роспотребнадзором, пожарной инспекцией — всего 11 внеплановых. Контролеры требовали предоставить разнообразные документы за несколько лет, изучали контрагентов и личные дела сотрудников, снимали даже размеры шкафчиков, рассказывают защищавшие интересы владелицы сети Анастасии Татуловой юристы. По словам Татуловой, свои права она отстояла — выиграла два суда, но рассказывать в деталях отказалась: «Я уже совсем не хочу об этом говорить».

Владелец компании, которая занимается производством, хранением и продажей алкогольной продукции, рассказал РБК о нарушениях со стороны Росалкогольрегулирования на условиях анонимности. В 2013 году надзорный орган провел три проверки и отказал в продлении лицензии, но это решение удалось опротестовать в суде. «И тут начался кошмар и тихий ужас для работников, директора и учредителя», — вспоминает предприниматель. Сотрудники межрегионального управления получили анонимное письмо с жалобой на продукцию и на этом основании провели еще одну внеплановую проверку. По словам предпринимателя, инспекторы нарушили правила отбора проб и затянули сроки проверки. Сейчас компании в очередной раз отказывают в выдаче акцизных марок, а ее владелец вновь подает в суд. «Причина одна — не работали так, как надо, и с тем, с кем надо», — говорит предприниматель. В пресс-службе Росалкогольрегулирования ситуацию комментировать отказались, однако заметили, что инициировать проверки по анонимным письмам запрещает российское законодательство.

Московская компания, которая занимается аттестацией рабочих мест, столкнулась с прямым вымогательством. Ее деятельность контролируют Государственная инспекция труда и Федеральная служба аккредитации. Инспектор по труду позвал представителя компании пообедать, где заявил, что его поддержка стоит 50 тыс. руб. «Мы удивились, но решили тихонечко съехать с темы и замолчали», — рассказывает представительница компании. После чего инспектор «взял под контроль большинство работ», выписал семь штрафов и «глумился» над сотрудниками. Жалоба на него дошла до Генпрокуратуры, но это не помогло. Через несколько месяцев аккредитацию компании не продлили — без работы остались 30 человек.

По словам Михаила Левчука, прямое вымогательство — редкий случай. Надзорные органы обычно просто стараются выполнить и перевыполнить планы, которые устанавливает начальство. «Штрафы остаются в местных юрисдикциях, в бюджете города. Для них это дополнительный доход и премии», — рассказывает Игорь Бухаров. По его словам, в неофициальных беседах практически все сотрудники контролирующих органов признают, что вынуждены выполнять разнарядки сверху, а кто ищет, тот всегда найдет.

По словам Марины Блудян, вице-президента «Опоры России», законодательство предъявляет предпринимателям более 2 млн разнообразных требований, которые прописаны в федеральных законах, постановлениях правительства и министерств, указах разных ведомств, в основном на уровне подзаконных актов. «Хочешь не хочешь, соблюдай не соблюдай, ты всем правилам соответствовать не будешь. Потому что не известно, чему соответствовать», — комментирует она. В России не существует единого реестра требований, они раскиданы по разным документа и нормативам, а некоторые давно устарели.

Юрист Маргарита Землянкина приводит в пример чек-листы, на которые опираются сотрудники ​Роспотребнадзора при проверке предприятий общественного питания. Там содержится более 190 пунктов требований (для сравнения, в Казахстане — 38, в США — 78). «В чек-листы включаются требования, которые не учитывают потенциальную опасность проверяемых объектов, их размер, масштаб экономической деятельности, отраслевую специфику и прочее. Это наследство советской модели контроля», — говорит Землянкина.

«Чтобы решить проблему проверок, нужно ликвидировать избыточные требования к предпринимателям. Есть требования, значит есть проверка и есть наказание, даже если требование необоснованное и устаревшее», — комментирует Анастасия Алехнович, руководитель экспертного центра при уполномоченном по защите прав предпринимателей при президенте РФ.

Как себя вести себя во время полицейской или налоговой проверки

Маргарита Землянкина, старший юрист коллегии адвокатов «Юрасов, Ларин и партнеры»

«Главное — не спешить и не волноваться. Человек, в отношении которого проводится проверка, может сообщить сотрудникам органов о праве на получение квалифицированной юридической помощи, дождаться адвоката.

Сотрудник полиции должен еще до начала проведения оперативно-разыскного мероприятия предъявить распоряжение о его проведении. Любой запрос о предоставлении документов должен быть мотивирован — содержать номер материалов проверки, основания для ее проведения, информацию, в отношении какой именно компании она проводится. Распоряжение предъявляется для ознакомления гендиректору или иному ответственному сотруднику организации. Если его нет, то проверка незаконна.

Любые замечания о ходе проведения обследования и изъятия каких-либо документов следует обязательно фиксировать в протоколе, который оформляется сотрудниками полиции после проведения оперативно-разыскного мероприятия. Нужно сразу фиксировать замечания к надзорным органам, иначе затем нарушения будет сложно доказать.

Опрос сотрудников в ходе проведения доследственной проверки проводится только с их согласия, то есть они могут отказаться от дачи объяснений. Никакой ответственности за это не предусмотрено.

Нужно принять превентивные меры защиты от проверок: хранить «спорные документы» не в офисе. Например, можно использовать защищенные удаленные хранилища данных и виртуальные рабочие столы. Целесообразно подготовить сотрудников из «зоны риска» заранее, привлечь юристов, чтобы они указали на проблемные места, продумали ответы на возможные вопросы проверяющих».

Подробнее на РБК:
https://www.rbc.ru/own_business/13/07/2018/5b44b1e99a7947f3939f6484

У Вас есть вопрос ? Задавайте прямо сейчас ! Если Вы хотите задать или обсудить свой вопрос лично, звоните: +7 (499) 391-06-68, +7 (926) 026-60-43

Новости и публикации
Подписаться на рассылку Новостей
вверх